Психотерапия зависимости, случай из практики

психотерапия_зависимостей

Здравствуйте, уважаемые читатели! Я, Виктория Пионтковская,  практический психолог ИТАИИП. Моя специализация — психотерапия зависимости.

Сегодня я очень хочу поделиться удивительным результатом в психотерапевтической работе с одним из клиентов.

Представлю Вам его как Андрея. Это не его настоящее имя для соблюдения конфиденциальности.  Также важно знать, что клиент разрешил мне использовать его случай для статьи.

Немного предыстории

Основной метод моей работы – это интегративная психотерапия с фокусом на отношения Ричарда Эрскина: способ предоставить пространство, где люди могли бы разобраться в своей боли и собственных проблемах, а также самостоятельно отвечать за те изменения, которых они хотели добиться.

Основные компоненты терапевтических отношений – это исследование, настроенность и вовлечённость.

Исследование приведёт клиента к воспоминаниям, решениям, защитам и уязвимости, которые были (и являются) достаточно болезненными, и поможет ему установить полный контакт с самим собой и с другими, и таким образом открыть новый способ бытия в мире.

Настроенный терапевт вовремя даёт клиенту необходимую информацию, что есть и другие способы реагирования, поведения; выводит несоответствие в сознание клиента; следует за процессом клиента и помогает ему изучить ранее неосознаваемые потребности и смыслы.

Терапия контакта-в-отношениях использует вовлечённость терапевта, чтобы побудить клиента становиться всё более аутентичным, осознавать себя и открываться взаимоотношениям.

Случай из практики

Андрей обратился ко мне в сложный период перемен в его жизни.

Исследование, настроенность и вовлечённость являются компонентами нашей терапевтической работы с Андреем.

На одном из сеансов он сказал, что решил избавиться от вредного завимого поведения.

Для меня это было очень неожиданно, так как я не знала и не предполагала, что у него есть эта зависимость.

Андрей отметил, что хочет больше осознанности каждый день. А прошлое привычное поведение очень снижало ежедневные возможности чувствовать течение жизни, всю её полноту, жить «здесь и сейчас», ставить цели на будущее и достигать их.

Такой интересный результат нашего сотрудничества с Андреем показал мне практическое проявление одной из разновидностей работы с людьми, которые имеют зависимости. Это концепция психотерапии зависимости в модели самолечения.

Предлагаю остановиться на этом подробнее.

Зависимости

Можно выделить «большие» зависимости:

гемблинг – от азартных игр, алкоголя, наркотических веществ.

Есть, так называемые, «малые» зависимости: сигареты, переедание, шопинг, другое.

Для большей простоты я буду рассматривать здесь зависимости как зависимое поведение. Это поведение имеет цель снять или уменьшить боль. Такое поведение часто носит характер компульсий.

Компульсия (от лат. compellō — «принуждаю», англ. compulsive — «навязчивый», «принудительный») — симптом, представляющий собой периодически возникающее навязчивое поведение, ритуалы или ментальные акты. Действия, которые, как человек чувствует, он вынужден выполнять. Невыполнение этих действий повышает тревожность у человека до тех пор, пока он не отказывается от сопротивления позыву. Компульсивное поведение на некоторое время снижает состояние хронического стресса.

Когда человек находится в тревоге, то курение и еда помогают временно успокоить себя.

Иногда людям скучно, жалко себя, обидно в определённой ситуации. Такое состояние может усиливаться до ощущения своей никчемности, ничтожности, неполноценности, бессмысленности собственного бытия, внутренней пустоты. И многие на некоторое время снимают эту «психологическую боль» употреблением алкоголя или других психоактивных веществ без назначения врача.

Эффект «обезболивания» от любого зависимого поведения всегда временный.

Модель самолечения – это концепция, которая рассматривает зависимость как сознательное, а иногда и неосознаваемое, применение человеком зависимого поведения для того, чтобы уменьшить собственное неприятное состояние (стресс, вину, тревогу, депрессию и т.д.).

Зависимое поведение рассматривается в данной модели не как болезнь, не в качестве расстройства, а как своеобразное лекарство от иной болезни, от другого расстройства или некомфортного состояния.

Зерно истины в том, что всякое зависимое поведение не является по-настоящему лекарством. Оно даёт только эффект временного снятия боли. Но приходит расплата: ухудшение именно того состояния, ради снятия которого и применялись зависимые действия. При прекращении зависимого поведения возникает болезненное состояние. Его человек лечит с помощью зависимого поведения (например, опохмеляется утром при абстинентном синдроме). И болезненное состояние уже ощущается как результат отсутствия зависимого поведения.

Образуется замкнутый круг зависимости:

болезненное (неприятное психологическое) состояние применение зависимого поведения временное «обезболивание» ухудшение болезненного состояния еще большая потребность в зависимых действиях для снятия болезненного состояния ассоциация болезненного состояния с отсутствием зависимого поведения (формирование патологического влечения к зависимому поведению).

Пример.

Человек начинает пить алкоголь для того, чтобы снять боль от депрессивного состояния ощущения бессмысленности собственного бытия. Алкоголь временно облегчает состояние. Но при этом ощущение бессмысленности жизни только возрастает. Депрессивная боль усиливается. Увеличивается и потребность в алкоголе, так как возрастает потребность увеличить дозу «лекарства» от депрессии. Теперь уже употребление алкоголя тесно связывается и ассоциируется с «болезненным состоянием». А через определённое время становится его мотивом. Бессмысленность бытия начинается ощущаться уже не как отдельный феномен не связанный с употреблением алкоголя. Бессмысленность и безысходность, «темнота впереди» сейчас воспринимается как следствие отсутствия алкоголя. Вместе с этим и формируется патологическое влечение к употреблению. Итак, сначала бессмысленность бытия и депрессия от этого воспринимались отдельно от алкоголя. Алкоголь вначале помогал «смягчить», уменьшить это состояние, избавиться от депрессии, принести хоть немного смысла в жизнь. Но затем зависимость развивается. И при воздержании от употребления алкоголя депрессия уже начинает ощущаться как результат отсутствия алкоголя. Это и формирует патологическое влечение к употреблению алкоголя. В трезвости человек ощущает бессмысленность жизни уже как следствие отсутствия алкоголя.

Пример 2.

Человек начинает курить, чтобы «успокоить нервы». В результате курения развивается состояние тревоги, тревожное расстройство. Человек уже курит для того, чтобы избавиться от тревоги «бросания курить». Его тревога уже ощущается не как отдельный феномен, а как следствие отсутствия сигарет.

Пример 3.

Человек компульсивно играет в компьютерные игры, чтобы избавиться от стресса. Но стресс в итоге только фиксируется. Теперь человек играет, чтобы справиться со стрессом, который возникает, когда он пытается бросить играть на компьютере.

Психотерапия зависимости через работу с расстройством

В модели зависимого поведения как самолечения психотерапевт предлагает не столько работать с самим зависимым поведением, сколько с расстройством, которое лежит в его основе. Важно справиться с тем, что человек пытается вылечить с помощью зависимого поведения и не имеет успеха, но только усугубляет своё состояние.

Чаще всего, это три вида состояний:

  • депрессия (от тяжелых до легких депрессий),
  • тревога,
  • стресс
  • или сочетание этих состояний.

Первый шаг в модели самолечения – это разрыв ассоциации болезненного состояния с зависимым поведением. Важно начать воспринимать и ощущать своё болезненное состояние снова как отдельный феномен, а не как следствие отсутствия зависимого поведения.

Пример 1.

Начать воспринимать тревогу курильщика как просто тревогу, а не тревогу как следствие отсутствия сигарет. То есть «отделить» беспокойство от жизненной ситуации от сигареты. Проблему курением не решить.

Преимущество модели самолечения заключается в том, что эта наиболее гуманистическая из всех моделей лечения зависимости. В ней предполагается забота о благе человека при отказе от зависимого поведения, а не простой отказ от него. В этой модели целью терапии зависимого поведения является не воздержание от него, а хорошее состояние человека при отсутствии зависимых действий.

Пример 2.

Цель лечения наркомании не отказ от наркотиков,  а счастливая жизнь без наркотиков.

Пример 3.

Цель лечения курения не отказ от курения, а расслабленное и уверенное состояние без сигарет, в котором не возникает излишних напряжений и тревог.

Пример 4.

Цель лечения игровой зависимости – азарт от реальной повседневной жизни.

То есть целью лечения любого зависимого поведения является глобальное избавление от эмоциональной боли, депрессии, тревоги, раздражения, обиды, жалости к себе, одиночества, бессмысленности жизни, скуки, низкой самооценки и т.д. и приобретение противоположного позитивного состояния без зависимого поведения.

Недостаток модели самолечения заключается в том, что в нем зависимое поведение не рассматривается как самостоятельное независимое расстройство, и поэтому напрямую с зависимым поведением в этой модели не работают (с патологическим влечением, с профилактикой срыва, с ограничениями в трезвости и т.п.).  Время проведения психотерапии зависимости может быть дольше. Но результаты часто более глубокие и надёжные.

Концепция самолечения в работе с зависимостью предполагает не столько отказ от зависимого поведения, сколько избавление от болезненного состояния, которое человек пытался «вылечить» с помощью зависимых действий. При развитии зависимости болезненное состояние начинает ощущаться как следствие отсутствия зависимого поведения. Цель терапии — не отказ от зависимого поведения, а здоровое состояние психики в отсутствие зависимого поведения. Для этого необходимо найти, что с помощью зависимого поведения человек пытался «обезболить», разорвать ассоциацию болезненного состояния и зависимого поведения, найти другие способы «лечения» этого состояния.

(Само)лечение зависимости

Чтобы начать работать со своим зависимым поведением, можно задать себе следующие вопросы:

  • С каким болезненным состоянием Вы можете столкнуться, если откажетесь от зависимого поведения?
  • От каких болезненных состояний зависимое поведение помогало в самом начале его развития?
  • Перечислите и опишите болезненные состояния, с которым Вы пытаетесь справиться с помощью зависимого поведения. Опишите, как зависимое поведение приносит облегчение от этих состояний.
  • Подумайте, насколько каждое из перечисленных Вами болезненных психологических состояний на сегодняшний день ощущаются как следствие воздержания от зависимого поведения, а не как отдельный самостоятельный феномен. Перечислите эти ассоциированные состояния.
  • Подумайте, как можно ослабить ассоциации болезненных состояний с зависимым поведением (чтобы болезненное состояние начало ощущаться как отдельный феномен, не связанный с зависимым поведением, а не как следствие его прекращения – например, чтобы тревога при попытке «бросить курить» воспринималась как отдельная от сигарет тревога, а не как следствие воздержания от курения).
  • Опишите, как Вы думаете, насколько бы уменьшилась у Вас потребность в зависимом поведении, если бы эти болезненные состояния удалось бы вообще убрать из Вашей жизни другим способом (например, насколько бы уменьшилось влечение к сигаретам, если бы Вы убрали тревогу остаться без сигарет и вообще тревожное состояние по жизни другим способом)?
  • Что вы поняли, отвечая на вопросы? Какие чувства это вызвало?

Самоанализ, саморефлексия – необходимый способ психологической работы над собой.

Сотрудничество с психотерапевтом поможет создать безопасное пространство, место и время именно для Вас как для клиента.

Удивительные открытия ожидают в этом путешествии обоих – и психотерапевта и клиента.


Так и случилось в нашей работе с Андреем. Клиент изначально не ставил цель избавиться от зависимого поведения.

Я работала в методе интегративной психотерапии, используя компоненты исследование, настроенность и вовлечённость.

И был проявлен эффект работы с зависимостью как в модели самолечения. Клиент отделил свои психологические сложности от зависимого поведения. Он осознал, что продолжая своё зависимое поведение, он не только не решает проблему, а усугубляет её. Андрей прекратил зависимое поведение. Появилось больше осознанности и энергии сосредоточиться именно на решении первоначальных психологических сложностей.

Желаю серьёзной и плодотворной работы над собой самостоятельно и в сотрудничестве с психотерапевтом.

Здоровья всем и физического и психологического .

Психолог Пионтковская Виктория.

В представленной работе использованы материалы обучающих программ моих учителей в психотерапии Ричарда Эрскина, Наталии Спенсер, Дениса Старкова.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*