Обращение Ричарда Эрскина на конференции в г. Монпелье

Ричард Эрскин

В марте 2018 года состоялась международная конференция интегративной психотерапии. В завершение конференции основатель метода Ричард Эрскин выступил с речью, глубоко затронувшей каждого участника. Мы решили перевести ее для Вас  подарить Вам куосчек конфренции.

«Есть когнитивная психотерапия

Есть аффективная психотерапия

Есть поведенческая психотерапия

И физиологическая психотерапия»

(Прим. Редактора — про создание метода интегративной психотерапии)

Это было довольно смело, т.к. поведенческую психотерапию преподавали лучшие профессора и о ней писали лучшие статьи. И фактор, который это все объединял – это был отношенческий фактор, объединяющий всю диаграмму (когнитивный, аффективный, поведенческий и телесный компонент) в единое целое. Это относится к интеграции всех разных теорий. Когда мы соединяем все вместе: аффективное, когнитивное, поведенческое, физиологическое и отношенческие подходы к психотерапии.

До сегодняшнего дня это остается самым распостраненным определением того, что есть интегративная психотерапия. Можно поехать в разные страны и услышать, что там практикуют интегративную психотерапию, и часто по этим подразумевается скорее эклектика разных направлений психотерапии. Но чтобы этот набор имел в себе объединяющее звено, в нем должно быть ядро. И для нас ядром есть Фокус На Отношения. Это главная точка соприкосновения, вокруг которой мы интегрируем все остальные подходы.

Помимо интеграции различных подходов, есть изначальное значение интегративной психотерапии. Оно заключается в том, что мы должны интегрировать личность, это внутренняя интеграция. Интеграция внутри личности — это процесс, когда мы как терапевты, вовлекаемся в процесс клиента и мы гармонизируем содержание его Эго-состояний (термин транзактного анализа, три части личности). Мы позволяем клиенту расслабиться таким образом, чтоб он отпустил механизмы защиты. Чтобы он мог отказаться от старых сценарных убеждений и опять найти взаимосвязь с миром, так, чтобы это был полноценный контакт. Это такой процесс, когда мы возвращаем целостность. Когда мы берем разрозненные аспекты Эго и делаем их частями единого целого. Благодаря интеграции, для людей становится возможным обладать мужеством, сталкиваться с каждым моментом жизни открыто и со свежим взглядом, без защит, которые были сформированы в прошлом, без старой позиции, старого подхода и ожиданий.

Процесс определения этой философии, различных теорий и методов, основанный на развитии раляционно- сфокусированной интегративной психотерапии  — это мое (Ричарда) путешествие длиною в жизнь.

Есть надежда, что в процессе терапии будет присутствовать постоянная приверженность терапевтическому интегрированию. Я до сих пор учусь, читаю, перепрочитываю и ассимилирую разные концепции психотерапии. Раньше, когда я был молод, я имитировал идеи других. А потом, через какое-то время, я начал менять эти концепции так, чтобы они подходили лично человеку, с которым я работаю, или ситуации. Потом я переоценивал концепцию и методы; и в конце концов я делал этот метод своим собственным, но уже с изменениями, привнося изменения в метод в процессе работы.

Возможно, сначала вы тоже будете имитировать, потом экспериментировать и менять; и тогда возможно, превратите эту идею, которая нас простимулировала в свою собственную.

Есть несколько пунктов, которые отражают, как я практикую. А также общее отношение и стиль практики во всей ассоциации.

Вот эти 12 важных пунктов, которые определяют, что такое Интегративная психотерапия, которые базируются на возрастном развитии и на реляционном фокусе на отношения:

1. Возрастное развитие

Интегративаня Психотерапия, базирующаяся на отношениях очень четко базируется на возрастных стадиях развития. Исследования, книги по наблюдению за детьми дают нам разные способы понимания того, как дети растут и развиваются. Эти наблюдения и теории описывают как дети в каждом возрасте, на каждом этапе, в каждом возрастном периоде компенсируют обрывы в отношениях и тот стресс, который возникает в результате разрыва контакта. Если нам надо делать глубинную интегративную терапию, очень важно, чтобы мы работали с перспективы стадий развития.

Это  всегда интересно, какая детская история неосознанно раскрывается через позу, положение тела клиента, через их движения, через их выражение эмоций и через повторяющееся поведение. У нас есть прекрасные инструменты в ИП, которые называются образ возрастного развития. Это дает нам возможность собрать детали, актуальную информацию о клиенте и использовать нашу интуицию, для того, чтобы представить:

это ребенок, за которым недостаточно присматривали;

или это ребенок перед школой, которого контролируют и критикуют,

или это ребенок в школьном периоде, когда он находится под большим стрессом, и ему надо мочь обучаться под таким давлением;

или это тинэйджер, которому не хватает поддержки и заботы семьи.

Есть много разных детских Эго-состояний — и тинэйджер, и школьный возраст и дошкольный возраст. И большое значение для нас, как терапевтов имеет, можем ли мы себя ввести в опыт переживания нашего клиента? Чтобы у нас мог произойти терапевтический контрперенос и мы могли бы определить, какой уровень развития ребенка и что ему нужно, каковы потребности обычны для этого возрастного периода развития?

Потому, что каждый из этих образов возрастного развития требует того, чтобы мы проводили исследование и это будет придавать определенную форму нашей вовлеченности в процесс клиента (метод интегративной психотерапии).

Иногда я удивляюсь: какой у меня словарный запас, какой у меня тон голоса — как моя психика подстраивается к тому возрастному образу, который у меня возник. Даже, если клиент говорит о его боссе в настоящий момент, я все еще фокусируюсь на том маленьком ребенке. Да, конечно нам еще много надо узнать о том, как использовать эти образы возрастного развития. Эти образы – основа развития – это очень важные инструменты межличностного восстановления связи с опытом клиента. Опыт, который наши клиенты не могут выразить в словах. У них нет такого опыта, поэтому они не могут выразить свой опыт вербально. И тем не менее, у них в любом случае существует потенциал.

Также важно, чтобы мы не допусткали формирования со своей стороны нетерапевтического переноса. Для этого необходима своя собственная глубинная психотерапия. Чтобы мы могли воворемя определять наш собственный исторический опыт и понимать, насколько наш опыт совпадает с опытом клиента. А также, насколько он отличается от опыта клиента.

2. Диалог с Внутренним Ребенком клиента

Как у интегративных психотерапевтов, у нас есть прекрасный горизонт, прекрасное будущее и я хочу вдохновить вас обучаться методам терапии, базирующимся на игре с детьми. Это стало самой главной основой для него, когда он был детским терапевтом. Потому что в каждом из наших клиентов есть ребенок.

И когда мы принимаем в нашу методику методы детской терапии, тогда мы можем создать терапию, которая выходит за пределы просто вербального диалога. Это терапия, которая применяет воображаемое отыгрывание, рисунки, искусство, музыку, движения, танец, игру — то, как мы можем вместе подурачиться. Многих этих вещей не хватало нашим клиентам в их детстве. Мы можем создать терапию, которая сенситивна к нуждам ребенка. И также она настроена на физиологическую, аффективную, когнитивную, воображаемую и вербальную коммуникацию. Коммуникацию со  Внутренним Ребенком нашего клиента.

3. Безусловное уважение к клиенту

Как интегративным психотерапевтам, нам нужно поддерживать, улучшать, оттачивать личностно-ориентированную перспективу, чтобы устанавливать безусловное, позитивное уважение к клиенту. И здесь я хочу упоминать свое образование в Личностно-ориентированном подходе. Это очень важная часть интегративного подхода, которая подразумевает уважение к изначальной ценности каждого человека.

Это такой подход, где нет патологий. Вместо того, чтобы воспринимать что-то как патологию – мы это нормализируем и валидизируем. И в то же время частью клиент-ориентированной терапии является то, что мы должны постоянно заниматься мониторингом себя, задавая себе вопрос «Какой результат  моё поведение  и мой аффект имеет на моего клиента?» .  Это потому что психотерапия  — это интерсубъективный процессМы влияем друг на друга каждым движением, эмоцией, мыслью или поведением.

Межличностное взаимродействие является  настолько важным потому, что психологический рост происходит благодаря слиянию непохожих феноменологических перспектив, разных личностных опытов и переживаний. Мы не так активно растем, когда находимся в контакте с кем-то, кто с нами постоянно и во всем соглашается. Больше потенциала роста раскрывается, когда мы встречаем кого-то, кто смотрит на мир с другой перспективы. И тогда вместе мы будем исследовать эту разницу во взглядах. И я надеюсь, что мы как терапевты позволяем себе поддаться воздействию уникальности нашего клиента. Мы позволяем нашим клиентам оказывать влияние на нас, на нашу аффективную сферу.

Часть этой интерсубъективной работы заключается в том, что мы подстраиваемся под клиента так же, как  клиенты    подстраиваются под нас.

4. Анализ поведенческих паттернов

Как интегративные психотерапевты, мы осознаем, что наше настоящее является своего рода окном в наше прошлое. Это конечно не революционное заявление, я говорил об этом еще в 90-м году. Итак, настоящее — это окно в прошлое. И тем не менее, когда я езжу на многие конференции и слушаю многих терапевтов, они часто забывают о прошлом. И они всегда говорят только про настоящее. Как бы опираясь на представление клиентов о настоящем, как они боятся наказания или ждут награды.

И тем не менее, именно наше прошлое сформировало нас. И следовательно наше прошлое всегда находит выражение в настоящем. Потому что неразрешенные конфликты из прошлого, неразрешенные потери, постоянно переживаются в настоящем. Поэтому нам надо наблюдать за поведением клиентов, чтобы раскодировать, какие изначальные драмы в детстве отыгрываются сегодня. В транзакциях между клиентом и терапевтом и с другими людьми.

Их поведение очень часто раскрывает историю эмоциональной брошенности: того что их бросали, того что за ними не ухаживали, их высмеивали и совершали по отношению к ним насилие. Поэтому нам надо уделять время, чтобы поисследовать, какова функция этого поведения, которое проявляет человек сегодня.

Если в раннем детстве отсутствовала сонастроенность родителей и ребенка, то это проявляется через выражение страха, гнева и эмоционального бесчувствия или отчаяния. Когда клиент эскалирует чувства или наоборот, приуменьшает чувствительность и эмоции — это очень часто отражает возраст, в котором произошла травма, и наше прошлое переживается в «здесь и сейчас».

5. Значимость телесных процессов

Как интегративные психотерапевты мы должны поддерживать наш терапевтический фокус на теле клиента. Прошлое всегда присутствует в наших телесных реакциях. Оно присутствует в тканях тела, в нервах. Особенно в блуждающем нерве, в головном мозге, там хранятся все наши воспоминания. Наши Клиенты говорят, что не помнят себя до возраста 10-ти лет. Они сидят в нашем кабинете, тревожные или в депрессии, у них начинается учащение сердцебиение. В общем говоря, чаще всего – это и есть те воспоминания, которые они сейчас переживают через физиологию.

6. Когнитивная настроенность

Как интегративные психотерапевты, мы должны быть чувствительны к неосознаваемым отношенческим паттернам наших клиентов. Динамика формирования стилей привязанности очень часто выражается в эмоциональных откликах. Это заметно в том, как они выражают процесс формирования мыслей. То, какой стиль принятия решений демонстрируют клиенты, как во времени выражается ими принятие их решений. В стилях межличностного общения. И конечно, это все раскрывается через их сценарные убеждения.

Важно все. Как они начинают развивать тему, какие там есть фразы, выражающие тему. Фразы вроде: «Вы в это не поверите!», например. Как они начинают фразу, как они ее заканчивают, какие бывают вставки  – это все выражает их сценарные убеждения.

Как мы понимаем это — через когнитивную сонастроенность. Потому, что их сценарные убеждения как раз отражают ранние отношенческие паттерны. Это те паттерны, которые отражены в теле, в физиологии, но они также отыгрываются в их поведении. В том, как они понимают жизнь. Сценарные убеждения спрятаны в клиентских историях и метафорах. И также они проявляются через клиентские фантазии, сны, надежды. Мы должны поддерживать уважение и высокую оценку того, как сценарные убеждения формируют мысли, фантазии, поведение. И как наше поведение и фантазии могут усиливать сценарные убеждения.

7. Эго-состояния

Как интегративные психотерапевты мы применяем концепцию Эго-состояний. Потому что она дает нам и клиентам теоретическое понимание, как самовосприятие может быть разделено на фрагменты на совершенно разные личности. Каждая фрагментация представляет собой попытку самостабилизации и саморегуляции для того, чтобы справляться или компенсировать предыдущие провалы в важных отношениях.

Эрик Бёрн: оригинальная модель Эго-состояний даёт нам одновременно понимание клиентского внутрипсихического процесса и природу их транзакций друг с другом.

Джон Воткинс: модель Эго-состояний помогает нам понять, как каждое Эго-состояние эпитамизирует кумулятивную травму или пренебрежение.

У меня тоже есть моя собственная модель Эго-состояний. Модель, которая определяет жизненное самовосприятие и то, как стресс в детском возрасте влияет на формирование нашей социальной личности. Наше уязвимое живое Я и есть наше социальное Я. Для того, чтобы избежать конфликта в семье, дети «формируют» интроэкт кого-то другого (значимого другого). Они теряют самих себя в этом процессе, и вся эта динамика поддерживается годами в течении всей жизни. Благодаря внутреннему Критику (еще одно внутреннее расщепление, защитный механизм) мы остаемся лояльными к семейным убеждениям и членам семьи. Любая из  этих моделей Эго-состояний дает нам информацию о внутрипсихической динамике нашего клиента и позволяет нам сформировать наше терапевтические интнрвенции.

8. Парадоксальная теория изменений

Как интегративные психотерапевты, мы применяем парадоксальную теорию изменений. Она подчеркивает важность того, чтобы мы Были с человеком! Чем больше изменений в клиенте является фокусом нашей терапии, тем больше наши клиенты будут неосознанно поддерживать ранее сформированный гомеостаз. Если мы будем вдохновлять их на изменения или они сами будут о них просить, чем больше мы оказываем давления, – тем больше психика будет стремиться остаться в предыдущем состоянии.

Что с этим делать?

Вместо того, чтобы фокусироваться на поведенческих изменениях, мы помогаем клиентам  формировать понимание психологических функций их поведения: функцию их повторяющихся чувств, функцию их абсессий. Перед тем, как мы даже попробуем коснуться поведенческих изменений, необходимо дать человеку понять смысл его «странного» поведения.

9. Контакт в отношениях

Как ип-психотерапевты мы осознаем, что исцеление психологических травм и опыта пренебрежения происходит через постоянный терапевтический контакт. Такой терапевтический контакт создан вовлеченностью терапевта, сонастроенностью с клиентским ритмом, аффектом, когнитивными функциями и разными уровнями возрастного развития.

10. Исследование

Мы осознаем терапевтическую эффективность постоянного феноменологического исследования. И также, эффективность интерсубъективного личностного честного обмена опытом с клиентом. Обменом, который подразумевает уважение, выбор, и ощущение собственной интегративности. Постоянное феноменологическое исследование открывает возможности для наших клиентов обнаружить неосознанные восприятия и воспоминания. И это создает для наших клиентов возможность самоопределяться. Чтобы выразить кто они есть в отношениях. Они выражают это в отношениях заинтересованностью другим человеком.

11. Потребности в отношениях

Как интегративные психотерапевты, мы поддерживаем чувствительность к отношениям и потребностям наших клиентов. И тому как эти потребности уникально выражаются на каждом уровне возрастного развития в жизни нашего клиента. Т.е. мы должны осознавать весь объем их потребностей и понимать, что их существует намного больше, чем те 8, о которых я написал. Это была просто восьмерка, которая возникла в результате нашего исследования. Что является центральным в нашей работе? Мы признаем Важность Выбора Нашего Клиента! Иногда – это выбор НЕ меняться. И тогда мы его уважаем! Потому что, возможно, это самая терапевтическая вещь, которую мы можем сделать для нашего клиента. Самое терапевтическое – это принять клиента таким, какой он есть!

12. Терапевтическое присутствие и вовлеченность

Мы осознаем целительную силу терапевтического присутствия. Терапевтическое присутствие активирует нашу этическую приверженность каждому клиенту и вклад в его или в ее благополучие. Это активирует в нас то, чтобы мы отвлеклись от заботы о себе, но использовали наш личный опыт как терапевтический ресурс для помощи нашим клиентам.

Это модель некоего будущего развития теории и методов, базирующиеся на возрастных уровнях развития и основывающихся на отношениях ип-психотерапии.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*